Правозащитний раздел Голоса Правды
Новини партнерів...
  • 1 Репост
Блоги журналистов

Ирод, Царь Иудеи

Ирод, Царь Иудеи

На сайте издания «Голос Правды» опубликована новая запись независимого журналиста Мирославы Бердник:

Ночь легла на землю, опустилась на Иудейскую Пустыню, прижалась к ней.

Тишина и пустота, пустота вокруг, пустота внутри.

Стражники-германцы застыли безмолвными статуями, пламя лампад играет тенями, комкает, швыряет вдоль мозаичного пола.

Цепочка факелов ручьем струится вдоль дороги,бегущей от дворца вниз, с горы, и теряется где то, будто проглоченная темнотой.

Вдали, то вспыхнет, то погаснет искра, или звезда, или сторожевой огонь на башне Феррора.

Ночь и пустота.

Каждую ночь он велит принести себя сюда, на балкон, и часами немигая смотрит в пустоту.

Туда, где теряется во тьме Иерусалим, любимый и ненавистный Город.

Туда, где за откосами гор, застыло безжизненным маслом Мёртвое Море.

Взгляд скользит по слоям темноты, ищет что то и не находил никогда.

К рассвету серебряный кубок со звоном выскользнет из ослабевшей руки, стражники-германцы встрепенутся, подхватят носилки, и унесут его прочь.

В спальню, где он будет догонять остатки сна, мечтая никогда не видеть снов.

***************************

Эти горы.

Он помнит их мальчишкой.

Помнит, как ехал в Иерусалим вместе с отцом и братьями, как хохотал отец, когда они ссорились, и как солнце играло на угольно чёрных волосах его бороды.

Большая семья, это счастье, кричал им отец, всем четверым, таким разным, и таким похожим друг на друга.

Большая семья, это счастье.

Надо было быть отцом, чтобы уметь так, проносится мысль.

Что он знает о большой семье?

Его семья, его проклятье, он гонит от себя эти мысли, прячется от них каждую ночь, но они настигают его, стоит лишь закрыть на секунду глаза.

Ему 10 лет.

Они стоят в царском дворце, одетые, как для праздника.

Огромной толпой стоят, все вокруг, в траурных одеждах, только они с отцом в праздничных.

В центре зала- складной стул.

Смешной такой стул, без спинки.

Человек в красном плаще, сидит, оперев ладони на голые колени, прямой, будто палку проглотил.

Круглые глаза равнодушно смотрят на толпу, толпа колышется, истекает гневом, словно переспевший абрикос соком.

Отец выходит вперёд, протягивает руку, ладонь человека охватывает предплечье отца, сжимает, словно тисками.

-Антипатр!

-Помпей Великий!!

Отец поворачивается к толпе, пряча в бороде улыбку, сотни глаз жгут его ненавистью, пронзают.

Правитель Иудеи, опекун Царя и Первосвященника Гиркана.

Отец поднимает руки, и кажется, будто власть струится между ладонями, переливается в них, как нечто живое и осязаемое.

Это видят все, и вздох ненависти бежит по залу, рассыпаясь о холодное равнодушие у ног Помпея.

Помпей, это Рим.

Рим решил, Риму всё равно.

25 лет.

Отец вручает ему Галилею, брату, Феррору, Иерусалим.

Бесконечная погоня.

Всадники мчатся, запахнувшись в плащи, солнце нещадно жжет.

Кони взмылены, ущелья скал усеяны обломками камней, спешится.

Разбойники знают тут всё, как свои пять пальцев.
Каждый куст, каждую пещеру.

Люди Ирода прочесывают каждую пещеру, ночью не гаснут костры, и прилетевшие из темноты стрелы пробивают горло всматривающимся в ночь часовым.

Ироду не нужны пленные, его люди день за днём сжимают кольцо, загоняя врага на вершину, туда, где нет воды.

Они вернутся, оставив разбойников без погребения, и местные будут плевать им в след, отворачиваясь, чтобы не встретиться взглядом.

Отец взволнован.

Шаги гулким эхом взлетают под своды зала, красные от недосыпа глаза невидяще смотрят перед собой.

Братья молчат.

Война.

Римский Мир рухнул, и обломки грозят похоронить всех.

Сенат объявил Цезаря вне закона, Помпей Великий собирает войска Республики.

Цезарь перешел Рубикон, и ведёт войска Республики на Рим.

Ты обязан Помпею всем,отец- Фазаэль первым решается нарушить тишину.

40 шагов, 40 ударов эха взлетает к потолку.

Мы поддержим Цезаря, — бросает Антипатр.

Тот же зал,пол года спустя.

Жаркий осенний вечер,ветер врывается в распахнутые окна, обжигая лицо.
Шум иерусалимских улиц сливается в бесконечный гул, висит в воздухе, вибрирует.

Двери распахиваются настежь, гонец рывком запахивает плащ, склоняясь в торопливом поклоне.

Антипатр замирает.

Ирод, Иосиф, Феррор и Фазаэль, застыли каменными статуями.

Гонец вскидывает голову- Помпей мёртв!!!

Антипатр молчит, делает рукой знак оставить его одного.

Утром, едва солнце вынырнет из за холмов, гонец помчится в Рим.
Поздравить Сенат и Римский Народ.

Четыре года спустя.

Цезарь мёртв.
Убит заговорщиками.

И отец мёртв.
Отравлен Малихом.

И Малих мёртв.
Люди Ирода рубят его на глазах у Царя, Гиркана.
Гиркан визжит, теряет сознание, содрогается, очнувшись, глядя на каменное лицо Ирода.

Что случилось с Малихом?- спрашивает Царь.

Он умер, — холодно отвечает Ирод.

Парфяне!!!

Рим содрогается, Антоний и Октавиан рвут друг у друга лоскуты Республики.

Восток пал, парфяне железным катком идут по Сирии и Иудее.

Иерусалим замер.
Ирод чувствует его страх, он расползается липким потом по улицам и рынкам, просачивается сквозь запертые наглухо ставни домов, висит за спиной.

Бежать.

Семья, близкие, маленький отряд мчит прочь, ночь разорвана грохотом копыт, прочь, в одну из горных крепостей на границе с Набатеей, ближе к родственникам матери!

В Иерусалиме коронуют Антигона, последнего Царя-Хасмонея.
Древняя династия восстала из праха, Гиркан схвачен и увезён, ему отрезали уши, он никогда больше не сможет быть Первосвященником!

Брат!

Брат едет на переговоры, Ирод не смог, не успел удержать Фазаэля!

Он узнает о его смерти от мальчишки-араба, посланного друзьями из Иерусалима.

В Рим!

Через Египет, очаровать Клеопатру, это безмозглую суку, преисполненную алчности и жажды власти.

Через Родос, Ирод подарит им театр, Родосцы верные друзья его семьи.

Рим.

Три личины в одном человеке.
Иудей в Иудее, элинистический монарх в Азии, римлянин в Риме.

Антоний вручает ему Царство, швыряет с хохотом, небрежно, как всё, что он делает.
Октавиан осторожно кивает, осторожно как всегда ко всему, что делает Антоний.

Домой.

Легионы Басса идут в Сирию, парфяне разбиты, и этот Триумф, будет единственным Триумфом над Парфией.

Ирод снова в Иерусалиме, комната, мраморный пол, вот здесь лежал его брат, вон тот раб в углу- вытирал его кровь и набросил саванн на его тело.

Ирод молчит, смотрит в окно, на городскую суету.

Антигон казнен римлянами, Хасмонеи закончились.

Его жена, Мирьям, родила ему детей, прочно привязав к династии, её младший брат, новый Первосвященник,утонет в пруду глубиной по колено.

Ирод устал от Хасмонеев.

Мир.

Такой долгожданный мир!!

Он построит Храм!

Он построит города и крепости, дворцы и дороги, он будет часами слушать архитекторов и стоять, под палящим солнцем, глядя как растут, словно по мановению волшебной руки, здания.

Сестра безумна.

Безумная Соломея, безумие- рок их семьи, она в очередной раз замужем, она интригует, она льёт яд в его уши, и он больше нн может верить никому.

Феррор.

Феррор посмел не послушаться его, Феррор посмел жениться на рабыне.

Он больше не верит брату.

Жена умерла.

Он не помнит, все говорят, что это он её убил, не помнит.

Может быть, но как он может им верить?

Верить им, верить детям, детям от разных жен, которые ненавидят его больше, чем друг друга??

Война.

Рим снова раскололся, этот раз- решающий.

Клеопатра поволокла Антония к смерти, Рим Антония идет войной на Рим Октавиана.

Ирод друг Антония.
В Иерусалиме стоит крепость, названная именем Триумвира.

Он любит Антония, он не держал зла, даже когда египетская дрянь заставила того отобрать у него пальмовые рощи у Мёртвого Моря.

Он понимающе кивнул, он взял их в аренду у Клеопатры, свои же рощи!!!

Он всегда кивает, и всё понимает.

Антоний разбит.

Они бежали, уведя лишь несколько кораблей, и бросив остальные догорать в закате у Акция.

Десятки царьков со всего Востока хлынули к ногам Октавиана, мольбы и просьбы, доносы и взятки.

Восток любил Антония, любил так же страстно, как теперь возит по полу его имя, клянясь в вечной ненависти.

Огромный зал, тишина, лишь звук шагов.

Складной стул без спинки в центре.

Он помнит.

Гней Помпей Великий точно так же сидел, и равнодушно смотрел на трясущуюся толпу.

Ирод, Царь Иудеи, шепчет Агриппа.

Я знаю, холодно бросает Октавиан.

Сотни глаз, затаенное торжество.

Вот сейчас, прямо сейчас рухнет Иудейское Царство, и они растащят клочки, раздерут на части объедки с римского стола.

Останавливается в двух шагах.

Я был Антонию верным другом- тишина в зале не дрожит, звенит!- Если хочешь, могу быть верным другом тебе.

О тишину можно порезаться, она остра, как бритва, налилась предвкушением, сейчас лопнет!

Октавиан поднимается с кресла, молча смотрит на Ирода.

Ледяные светлые глаза тонут в масле чёрных.

Два шага вперед, Гай Юлий Цезарь Октавиан берет руки Ирода в свои руки.

Царь Иудеи!!!

Холодный голос Рима потеплел, наотмашь хлещет по щекам жмущихся толпой царьков.

Друг и Союзник Римского Народа!!

Дома голод.

Не голод, Голод!!

Неурожай, Египет, кормивший зерном пол мира, тоже голодает.

Открыть Царские хранилища!

Зерно евреям, зерно Египту, зерно Родосу и Сирии.

Он кормит их, свой народ, и они берут его зерно, на секунду перестав проклинать.

Кейсария.

Город Цезаря.

Бывшая Стратонова Башня, он прикажет насыпать огромный мол, на его глазах вырастет порт, гавань, надежно закрывающая суда от любых штормов.

Август даёт ему земли.

Никогда, никогда со времен Соломона, Израиль не был так велик, так богат и так силён!

Его войска, самые сильные на всём Востоке, сокровищницы забиты, шутят, что чем больше он тратит днём, тем полней они вечером.

Август советуется с ним.

Август!!- живой Бог, повелитель всего известного Мира до Парфии, пишет ему, и просит совета!

Царьки синеют от зависти, шепот ползает по залам дворца, он не верит никому, кому можно верить??

Дети...

Его дети...

Август принял его завещание, передать Царство старшему.

Август принял письмо, гонец дрожал, протягивая Цезарю свиток.

Ирод передумал.

Ирод больше не верит старшему сыну.

Ирод просит Августа решить за него.

Ирод оставляет Царство тому из сыновей, которого выберет Август.

Август молчит.

Август понимает Ирода.

У Ирода много сыновей, и некому оставить Царство.

У Августа больше нет детей, и некому оставить Империю.

*****************************

Ночь укутала Иродион, легла на Иерусалимские холмы,что то шепчет над Мёртвым Морем,задувая костры арабских пастухов на том берегу.

Горит сторожевой огонь на башне Фазаэля, горит на башне Мирьям и на башне Феррора.

Стражники-германцы равнодушно смотрят на Иудейскую Пустыню, чужую страну, поблескивают в свете факелов золотые кольца, вплетенные в бороды.

Внизу, там, где мощеная плитами дорога ныряет в ночь, раз в пол часа лязг доспехов- прошел караул Себастийской когорты.

Ирод молчит.

Улыбка на лице, впервые улыбка, впервые, за сотни ночей.

Вино в кубке играет кровью, чёрные глаза, такие же горящие и живые, как и семь десятков лет назад, любуются этой игрой.

Он всё понял.

Наконец то слетела пелена с глаз, наконец то всё стало ясно и очевидно.

Старший сын под стражей.
Завтра его освободят.

В Рим полетят гонцы, он напишет Августу, сумеет объяснить, он понял, и тот поймёт!!!

Сотни иудеев со всей страны под стражей.
Их собрали на стадионе, заперли, словно баранов, их вина очевидно.
Они устали от Царя, что ж, Царь освободит их.

Сирийские лучники перестреляют их, мечущихся словно куры на пожаре, никогда больше никто не посмеет угрожать его власти.

Ирод смотрит на черноту ночи, чёрные маслянистые глаза сливаются с ней.

Чёрной, вновь чёрной, как в молодости, стала борода, пальцы не дрожат, ушла, пропала куда то боль во всём теле.

Завтра.

Ирод улыбается, завтра...

************************

Завтра он не проснётся.

Он не проснётся ни завтра, ни на следующий день, ни днём позже.

Он откроет глаза тогда, когда все окончательно решат, что он умер.

Поговорит с кем то, будто ни в чём ни бывало, попросит маленький ножик для резки яблок, и вонзит его себе в грудь.

Стражники заколят его старшего сына, ворота стадиона распахнутся, и обезумевшие вельможи волной хлынут через ворота.

Жить.

Погребальная процессия растянется на много миль, германцы-стражники будут нести мёртвого Царя,пыль будет клубиться под ногами сирийских лучников и Себастийской пехоты.

Конница,в колонну по четыре, бесконечная змея, вползающая на гору.

Август молчит.

Август смотрит куда то в окно.

Августу одиноко.

Он пережил всех, он всех победил, никого нет, он один,и это одиночество будет его наказанием до самого конца.

Август молча смотрит на сыновей Ирода, склонившихся перед ним.

В ожидании Царства.

Сделай свой выбор, Цезарь, читается на их лицах.

Холодные глаза равнодушны.

Я делю Царство. — Август смотрит куда то поверх их голов, туда , откуда смотрит на него смеющееся лицо их отца.

Ни один из вас не будет Царем.

Каждый получит четверть, идите, Тетрархи, покажите себя.

Сыновья Ирода молча покидают зал.

Август молчит, смотрит в окно.

На Рим.

У Августа нет сыновей.

Вы можете прочитать эту запись в «Живом Журнале» Мирославы Бердник, а также оказать автору финансовую поддержку.

 Об авторе:
МИРОСЛАВА БЕРДНИК
Независимый журналист
Все публикации автора »»
Читайте «Голос Правди» у «Facebook»

Читайте та обговорюйте найцікавіші публікації «Голосу Правди» в наших групах у «Facebook», «ВКонтакте», «Однокласники», «Telegram» і «Twitter». Щоранку ми розсилаємо популярні новини на пошту – підпишіться на розсилку. Ви можете зв'язатися з редакцією сайту через розділ «Повідомити Правду».


Знайшли на сайті орфографічну помилку? Виділіть її мишою і натисніть Ctrl+Enter.




  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голос., рейтинг: 0)
Блоги журналистов
Auto-Translate
AfrikaansAlbanianArabicArmenianAzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (Simplified)Chinese (Traditional)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUrduVietnameseWelshYiddish
Партнер
Олесь Бузина
Тема дня

Читайте також: Блоги журналистов

Ольга Шарий: Слуга народа едет к тебе на велике

Ольга Шарий: Слуга народа едет к тебе на велике

25.06.2019
Филарет подтвердил, что ПЦУ Фанар обязал платить ежемесячно 28 млн.долларов

Филарет подтвердил, что ПЦУ Фанар обязал платить ежемесячно 28 млн.долларов

25.06.2019
Филарет обвинил "так называемую ПЦУ" в рейдерском захвате храмов

Филарет обвинил "так называемую ПЦУ" в рейдерском захвате храмов

25.06.2019
Александр Дубинский: Сергей Сивохо присоединился к #ЗеКомандаМечты

Александр Дубинский: Сергей Сивохо присоединился к #ЗеКомандаМечты

25.06.2019
Александр Семченко: Парубий совсем слетел с катушек

Александр Семченко: Парубий совсем слетел с катушек

25.06.2019
Шарий: Рейтинги Партии Шария. Шо, опять?

Шарий: Рейтинги Партии Шария. Шо, опять?

25.06.2019
Эдуард Долинский: В январе 1950 года арестованный в Луцке бывший член ОУН Евге...

Эдуард Долинский: В январе 1950 года арестованный в Луцке бывший член ОУН Евге...

25.06.2019
Это песец!

Это песец!

25.06.2019
Одесская область на связи с Горбовским

Одесская область на связи с Горбовским

25.06.2019
В Харькове в очередной облили красной краской памятный знак УПА

В Харькове в очередной облили красной краской памятный знак УПА

25.06.2019
Александр Семченко: Ганапольский и Янина Соколовская сознались, чем Зеленский хуже Порошенко

Александр Семченко: Ганапольский и Янина Соколовская сознались, чем Зеленский хуже Порошенко

25.06.2019
Шарий: Слава кардинально меняет систему

Шарий: Слава кардинально меняет систему

25.06.2019