Правозащитний раздел Голоса Правды
Новини партнерів...
Блоги журналистов

Донос — литературный шедевр: Юрий Смолич про Александра Довженка пишет НКВД

Донос — литературный шедевр: Юрий Смолич про Александра Довженка пишет НКВД

На сайте издания «Голос Правды» опубликована новая запись независимого журналиста Мирославы Бердник:


Один з доносів Юрія Смолича на Олександра Довженка вирізняється особливою досконалістю у подробицях, глибиною узагальнень, тонким психологізмом. Це – донос-шедевр. Його належить помістити до канону найдосконаліших взірців жанру. Публікуємо текст мовою оригіналу, із збереженням оригінальної лексики, орфографії та пунктуації.

"Як у побуті у Довженка тонка культурність і вишукана естетичність легко поєднується із найпростішими смаками, із найбільш елементарними інтересами та рисами характеру сільського жителя, і навіть із найбільш примітивними старосвітськими традиціями,...

... — так і у психіці Довженка ясність мислення/волелюбність, толерантність, освіченість несподівано поєднуються з тупістю відсталого селянина, наприклад, – з антисемітизмом. Так і в політичному кругозорі – чесність, принциповість, безумовна спрямованість до соціалістичного світогляду раптом поєднується із націоналістичними концепціями"…

Ці слова належать агентові "Стріла". У справі-формулярі Олександра Довженка, що зберігається у Галузевому Державному Архіві СБУ, цей криптонім зустрічається доволі регулярно. Агент "Стріла" був не один: лише в першому томі справи Довженка можна знайти ще 44 псевдоніми інших доносителів. Чотиритомна справа-формуляр Довженка – це його біографія написана у доносах.

Агента "Стрілу" розшифрували вже після смерті. Дослідники Олег Микитенко та Сергій Тримбач пишуть про це як про доконаний факт: криптонім "Стріла" приховував ім’я відомого письменник Юрія Смолича.

Деякі пасажі можна зустріти майже дослівно переданими і в його донесеннях радянським спецслужбам, і в його опублікованих спогадах: і справді – а навіщо роботі пропадати?! Юрій Смолич не міг знати, що колись його доноси на видатних діячів української культури вийдуть за стіни таємних архівів НКВД-МГБ-КГБ.

Один з доносів Юрія Смолича на Олександра Довженка вирізняється особливою досконалістю у подробицях, глибиною узагальнень, тонким психологізмом. Це – донос-шедевр. Його належить помістити до канону найдосконаліших взірців жанру.

Публікуємо текст мовою оригіналу, із збереженням оригінальної лексики, орфографії та пунктуації.

Повідомлення агента "Стріла" від 3 липня 1940 року. Джерело: ГДА СБУ

3 июля 1940

НАЧАЛЬНИК 2 ОТДЕЛА УГБ УНКВД — СПИВАК

ДОВЖЕНКО Александра Петровича я знаю с 1923-24 г.г., начиная с совместной работы в газете "ВІСТІ" и литературной организации "ГАРТ". С выездом его, в связи с началом работы в кинематографии — в Одессу и Киев — наше знакомство исчерпывалось редкими, эпизодическими встречами во время их приезда в Харьков.

С переездом его в Москву, знакомство почти оборвалось и возобновилось после его начала работы на Киевской Кинофабрике и переезда в Киев.

Юрій Смолич, 1928 рік

Между нами всегда на протяжении этих лет существовало обоюдное чувство симпатии, установившееся после совместной работы и на основании единства вкусов в области искусства. Однако, близкой, закадычной дружбы между нами не было.

ДОВЖЕНКО не искал особой близости и за все время нашего знакомства, например, у меня дома никогда не был. Я у него начал бывать только в последние годы, после его приезда в Киев — во время редких моих приездов в Киев.

Бывать у ДОВЖЕНКО на дому очень трудно — не только в связи с его перегруженностью работой, но и, главным образом, в связи с тем, что жена его, Юлия Ипполитовна СОЛНЦЕВА, очень неприветлива к друзьям ДОВЖЕНКО / особенно к незанимающим выдающегося положения/ и всячески пытается оградить ДОВЖЕНКО от посещений; подчас даже говоря, что его нет дома, в то время, когда он дома.

К себе я чувствую ее определенную нерасположенность. Это весьма затрудняет сближение с ДОВЖЕНКО, так как он находится под большим влиянием жены.

В 1923—24 г.г., когда я познакомился с ДОВЖЕНКО, он был очень близок к БЛАКИТНОМУ /Элланскому/ — редактору "ВІСТЕЙ", бывшему лидеру боротьбистов.

Мне кажется, что в те времена он был близок и с другими бывшими боротьбистами из круга БЛАКИТНОГО — ШУМСКИМ, ГРИНЬКО, МАКСИМОВИЧЕМ, ЯЛОВЫМ и друг. Степени этой близости и характера ее я не знаю.

У редакції журналу "Всесвіт" (зліва): Олександр Довженко, Кость Гордієнко, Микола Хвильовий. Харків, 1925. ФОТО: Wiki

Самое лучшее отношение, но без бытовой дружбы — было в то время у ДОВЖЕНКО к ХВИЛЕВОМУ, которого ДОВЖЕНКО считал лучшим мастером в литературе — взгляды которого в вопросах искусства разделял. Степени их политической близости в то время я не знаю.

Тогда же началась дружба ДОВЖЕНКО с БАЖАНОМ и ЯНОВСКИМ. В "ГАРТЕ" ДОВЖЕНКО занимал крайнюю "левую" позицию, почти примыкая к футуристам, но с группой футуристов, возглавляемых СЕНЧЕНКО был всегда в самой ярой вражде.

ДОВЖЕНКО вошел и в организацию "ВАПЛИТЕ", однако, в жизни ее участия не принимал, живя в это время не в Харькове, а в Одессе.

Позже, к концу существования "ВАПЛИТЕ", ДОВЖЕНКО пребывал в группе оппозиции в "ВАПЛИТЕ" и даже внутри "ВАПЛИТЕ" выступал против ее руководства, за что подвергался нападкам "ваплитовцев" — с обвинением в "зрадництве".

Разрыв с "ВАПЛИТЕ" и группой ХВЫЛЕВОГО окончательно определился после постановки ДОВЖЕНКО картины "ЗВЕНИГОРА", где ДОВЖЕНКО высмеивал украинский национализм и националистов.

"ВАПЛИТОВЦЫ" поговаривали об "ориентации ДОВЖЕНКО на Москву", о том, что он "продался" и проч.

ДОВЖЕНКО в ответ на это выступал и ругался, заявляя, что он действительно ориентируется на Москву, как столицу мирового пролетариата и колыбель Октябрьской революции, и называл группу ХВЫЛЕВОГО "хуторанами" и "кооператорами".

После чего о ДОВЖЕНКО стали говорить, что он "делает карьеру". Собственно, по существу истории, с ДОВЖЕНКО история с ДОВЖЕНКО и произвела фактически идейный раскол "ВАПЛИТЕ".

Собственно, с этого времени и началась моя большая близость с ДОВЖЕНКО и первые разговоры на политические темы, так как я был в группе, поддерживающей ДОВЖЕНКО и тоже отколовшейся от "ВАПЛИТЕ", и враждовавшей с ХВЫЛЕВЫМ.

В наших тогда разговорах ДОВЖЕНКО ярко и остро осуждал группу ХВЫЛЕВОГО/ но не самого ХВЫЛЕВОГО, которого продолжал любить и считал жертвой влияния ДОСВИТНОГО и ЭПИКА.

Члени ВАПЛІТЕ. Сидять (зліва направо): Павло Тичина, Микола Хвильовий, Микола Куліш, Олекса Слісаренко, Майк Йогансен, Гордій Коцюба, Петро Панч, Аркадій Любченко; стоять (зліва направо) — Михайло Майський, Григорій Епік, Олександр Копиленко, Іван Сенченко, Павло Іванов, Юрій Смолич,Олесь Досвітній, Іван Дніпровський. Харків, 1926 рік. ФОТО: Харківський літературний музей

То же он думал и о КУЛИШЕ, он в этих разговорах громил и высмеивал националистов.

И, когда в то время, из отколовшихся "ваплитовцев" создалась в противовес хвылевистскому "Пролитфронту" футуристическая "Группа А", то ДОВЖЕНКО вошел в нее, как один из фундаторов / вместе с ИОГАНСЕНОМ, КО...АСЕВЫМ и СЛИСАРЕНКО/, но никакого участия в этой группе/ в ней был и я / не принимал, ни разу даже не присутствовал на ее собраниях — выехал из Харькова совсем.

На несколько лет он подался исключительно работе в кино и, позже, переехал в Москву, почти совершенно уйдя от всякого участия в жизни украинских культурных кругов.

Бывш. "ваплитовцы" в связи с этим распространяли о ДОВЖЕНКО всякие сплетни и даже его ближайшие друзья — БАЖАН и ЯНОВСКИЙ — на некоторое время отошли от него и были весьма недовольны его "отходом от национальной культуры".

БАЖАН и ЯНОВСКИЙ всегда считали ДОВЖЕНКО крупнейшим и талантливейшим деятелем именно национальной украинской культуры.

До истории с "ЗВЕНИГОРОЙ" вообще все широкие круги националистов определенно рассчитывали на ДОВЖЕНКО.

После "ЗВЕНИГОРА" — старались его травить; работы ДОВЖЕНКО в Украине или замалчивались, писались "гробящие" рецензии и статьи, сочинялись сплетни.

Снова я увиделся с ДОВЖЕНКО после довольно длительного перерыва — в ночь после самоубийства ХВЫЛЕВОГО — 13 мая 1932 года.

ДОВЖЕНКО не то случайно, не то специально приехал в Харьков.

Он вошел в комнату, где лежал в гробу ХВЫЛЕВОЙ — было поздно и людей присутствовало немного — подошел прямо к гробу, ни на кого не смотря, взял голову обеими руками, нагнулся, поцеловал заклеенную рану, повернулся и вышел.

"Он вошел в комнату, где лежал в гробу ХВЫЛЕВОЙ — было поздно и людей присутствовало немного — подошел прямо к гробу, ни на кого не смотря, взял голову обеими руками, нагнулся, поцеловал заклеенную рану, повернулся и вышел" Сторінка 301 1-го тому справи Олександра Довженка. Джерело: ГДА СБУ

Вслед за ним вышли ИОГАНСЕН, СЛЮСАРЕНКО (СЛИСАРЕНКО – ред.) и я. Вчетвером мы отправились бродить в парк.

ДОВЖЕНКО все время молчал.

ИОГАНСЕН на память прочитал ему посмертное письмо ХВЫЛЕВОГО, которое тот оставил на столе перед собой в момент выстрела, которое успели прочесть только несколько человек, прибежавшие первыми оказать помощь, и которое потом куда-то сразу исчезло.

Я не помню точно содержание письма, — в нем ХВЫЛЕВОЙ писал, что причина его самоубийства "арест ЯЛОВОГО", который он расценивал, как "расстрел нашей генерации", и заявил, что он ничего не понимает, так как "мы были честными коммунистами".

ИОГАНСЕН на память процитировал письмо совершенно точно. ДОВЖЕНКО встрепенулся и попросил еще раз прочесть.

ИОГАНСЕН повторил и добавил: "Мы должны это письмо запомнить на всю жизнь". ДОВЖЕНКО ничего не ответил и продолжил угрюмо молчать.

Труна з тілом Миколи Хвильового на подвір’ї будинку "Слово". Харків, 15 травня 1933 рік. ФОТО: Харківський літературний музей

После этого я его не видел опять несколько лет, если не считать мимолетных встреч на улице или в театре.

Из отрывочных фраз, которыми мы обменивались во время этих встреч, а главным образом из рассказов БАЖАНА и ЯНОВСКОГО, которые с ним встречались чаще, бывая у него и в Москве — мне было только понятно, что ДОВЖЕНКО настроен резко против "РАПП`а", а рапповской линии в литературе и искусстве, а также одновременно и против "рівних хуторян" — националистов, сочетая это с самой доброй памятью о ХВЫЛЕВОМ.

БАЖАН и ЯНОВСКИЙ, очень любя ДОВЖЕНКО и разделяя его такие взгляды, в то же время /особенно ЯНОВСКИЙ/ подчас упрекали ДОВЖЕНКО/ за глаза в разговорах со мной / в стремлении и чрезмерной ортодоксальности.

Однако, вместе с тем, высказывали свои мысли о том, что никто, как ДОВЖЕНКО, так глубоко и правильно не понимает национальную культуру, и он был для них ярким авторитетом.

С момента переезда столицы из Харькова в Киев, встречи с ДОВЖЕНКО стали чаще.

Переехавший в Киев БАЖАН постоянно встречался с ДОВЖЕНКО, также к тому времени переехавшим в Киев. Встречался с ДОВЖЕНКО, приезжая в Киев, и ЯНОВСКИЙ.

Олександр Довженко і Юрій Яновський

Я присутствовал обыкновенно, когда мы бывали все вместе.

Это было в те годы, когда обострилась борьба против националистов, когда одна за другой раскрывались подпольные контрреволюционные националистические организации и следовал ряд арестов видных писателей, близких к БАЖАНУ и ЯНОВСКОМУ, и ДОВЖЕНКО.

Поэтому разговоры были наполнены обсуждением арестов. БАЖАН и ЯНОВСКИЙ очень болезненно переживали аресты, резко высказывая свои недовольства, свои сомнения.

Все аресты они считали "липой", утверждали, что идет "бешенная русификация", что "гибнет украинская культура", высказывали всевозможные националистические суждения и их антисоветские настроения росли.

Надо сказать, что в это время влияние на них ДОВЖЕНКО было исключительно благотворное.

В мягкой форме — доказывая и убеждая, — а иногда и в резкой — ссорясь — ДОВЖЕНКО сдерживал их настроения.

Он говорил, что нет дыма без огня, что, очевидно, аресты имеют под собой основание, ругал матерых националистов, запутавших в свои сети честных людей, говорил о сложности обстановки и проч.

В большинстве случаев, он просто отводил разговоры о недовольствах, в противовес им заговаривал о ярких положительных фактах советской действительности — с увлечением говоря об индустриализации и перерождении страны.

С особым увлечением он рассказывал о СТАЛИНЕ, с которым встречался уже, читал ему сценарий и вел беседы.

О СТАЛИНЕ ДОВЖЕНКО всегда говорил особо горячо.

Влияние ДОВЖЕНКО на БАЖАНА и ЯНОВСКОГО крепло и снова росла их близость. БАЖАН и ЯНОВСКИЙ снова говорили о ДОВЖЕНКО восторженно, видя в нем всю будущность не только кино, но и всей украинской культуры.

Особенно импонировало им, что ДОВЖЕНКО возвратился в Киев и принялся строить украинскую кинематографию, украинскую культуру.

"О СТАЛИНЕ ДОВЖЕНКО всегда говорил особо горячо" Сторінка 302 1-го тому справи Олександра Довженка. Джерело: ГДА СБУ

У меня к этому времени сложилось о ДОВЖЕНКО представление, как о настоящем советском патриоте, безусловно, советском человеке.

Однако, в скором времени, при дальнейших встречах, начали проявляться срывы с таких позиций ДОВЖЕНКО.

Эти срывы проявлялись всегда в связи с его недовольствами его работой и окружающим положением вещей.

ДОВЖЕНКО вообще свойственно остро реагировать на всякие помехи в работе, на плохую работу подчиненных и начальствующих над ним людей. В частности — на кинофабрике. В таких случаях он очень резок в суждениях и оценках.

И вот — ругая и осуждая недостатки в работе, болея за них и ища путей их преодоления, он одновременно, с вполне советскими выводами, начал высказывать заключения националистические.

Например, как-то, года два назад, он на даче писателей на Ирпене, будучи пьян и в состоянии возбуждения ругал директора фабрики, мешавшего ему работать /ИЦКОВ/ и других работников, ДОВЖЕНКО всю причину их плохой работы усматривал в том, что они не украинцы и не понимают задач украинского кино.

Он возмущался почему и в России, и в Грузии — везде кинематография создается национальными кадрами, а только в Украине ее делают и евреи, и русские, кто угодно, но только не украинцы.


Олександр Довженко під час зйомок, 1930-ті

Позже, через год, опять там же на Ирпене, разговор на эту тему повторился. Теперь уже в более широком обобщении — о всей украинской культуре — и снова ДОВЖЕНКО кипятился по поводу того, что нет национальных украинских кадров, что везде "жиды".

Из других замечаний и суждений ДОВЖЕНКО по национальному вопросу слагался в общем своеобразный национальный кругозор ДОВЖЕНКО.

Он ругал "жидов", ругал русских, ругал украинских националистов-хуторян, но и на национализм фашистской воинствующей формации он также обрушивался с такой же руганью. Одновременно все последнее время растет его интерес ко всему национальному украинскому.

В прошлом году летом мне случилось провести с ДОВЖЕНКО целый день вдвоем — наедине, у него на квартире.

Я завел с ним разговор о национальной культуре, историческом прошлом Украины и перспективах дальнейшего развития.

Мы лежали вдвоем на одной постели и разговор шел в очень задушевных тонах.

Меня интересовало больше всего отношение ДОВЖЕНКО к партии боротьбистов. На основании предыдущих его настроений, в обстановке задушевной беседы, я ждал, что он будет говорить в тонах разделения взглядов этой партии.

Однако, откровенничая и рассказывая о своем прошлом увлечении отдельными боротьбистами, как обаятельными для него личностями, признаваясь в своих симпатиях в прошлом к идеям боротьбизма — ДОВЖЕНКО начал убеждать меня, что боротьбисты были неправы, осуждать их за то, что они скатились в контрреволюцию, развенчивать обаятельные прежде для него личности в лагере националистов и высказывать аргументации к тому, что аресты их были основательны, что действительно они вели подрывную работу и история, народ их действия осуждает, как антинародную.

Все другие высказывания ДОВЖЕНКО были в этом разговоре аналогично советские. И особо подробно и любовно он говорил о СТАЛИНЕ.

Реакции ДОВЖЕНКО на аресты в течение последних лет видоизменились.

В первое время он, как сказано, всегда искал аргументации, которые доказывали бы справедливость арестов и необходимость их в борьбе с врагами Советской страны.

Далее у него начали появляться сомнения, — он начал высказываться в том духе, что невозможно, чтобы врагов было так много: советская, народная власть не может иметь столько врагов.

Когда же стали известны случаи освобождения и реабилитации арестованных, ДОВЖЕНКО начал считать, что вообще арестовывают невиновных, а что это результат паники.

К этому присоединились обсуждение слухов о том, что арестованных на допросах мучают и пытают.

И ДОВЖЕНКО начал остро ругать органы НКВД, считая, что в них работают враги и садисты, а местных руководящих работников называл дураками, не умеющими разобраться в людях и политическом положении, и трусами, дрожащими за свою шкуру — готовыми во имя собственного благополучия погубить невиновных.

Отсюда начались его критические заключения о самой системе советской жизни, которая вместо того, чтобы воспитывать нового благородного человека — "рыцаря без страха и упрека", — создала массовый тип приспособленца, дурака и труса.

И ДОВЖЕНКО резко осуждает всю систему советского воспитания — школу, комсомол, общественные организации, взаимоотношения между коммунистами и беспартийными, цензуру в искусстве, прессу и "весь тон жизни", построенный, с одной стороны, на "ура-патриотизме, шапкозакидательстве и кузьма-крючковщине", а с другой стороны — на "догматизме и обязательном штампе и проч."
Полностью здесь http://argumentua.com/stati/donos-l-teraturnii-shedevr-yur-i-smolich-pro-oleksandra-dovzhenka-pishe-nkvd
.

Вы можете прочитать эту запись в «Живом Журнале» Мирославы Бердник, а также оказать автору финансовую поддержку.

 Об авторе:
МИРОСЛАВА БЕРДНИК
Независимый журналист
Все публикации автора »»
Читайте «Голос Правди» у «Telegram»

Будемо вдячні за будь-яку допомогу українському опозиційному проекту «Голос Правди». Ви можете переказати будь-яку суму – і 1 гривню, і 100 тис. Гроші ми витрачаємо на оплату хостингу, розвиток сайту, запуск нових розділів і організацію прямих трансляцій.

Наш «Яндекс.Гаманець»:
410 015 312 053 11.
PayPal:
[email protected].
Переказ з карти:
https://golospravdy.com/donate/.

Читайте та обговорюйте найцікавіші публікації «Голосу Правди» в наших групах у «Facebook», «ВКонтакте», «Однокласники» і «Twitter». Щоранку ми розсилаємо популярні новини на пошту – підпишіться на розсилку. Ви можете зв'язатися з редакцією сайту через розділ «Повідомити Правду».


Знайшли на сайті орфографічну помилку? Виділіть її мишою і натисніть Ctrl+Enter.




  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(0 голос., рейтинг: 0)
Блоги журналистов
Auto-Translate
AfrikaansAlbanianArabicArmenianAzerbaijaniBasqueBelarusianBulgarianCatalanChinese (Simplified)Chinese (Traditional)CroatianCzechDanishDutchEnglishEstonianFilipinoFinnishFrenchGalicianGeorgianGermanGreekHaitian CreoleHebrewHindiHungarianIcelandicIndonesianIrishItalianJapaneseKoreanLatvianLithuanianMacedonianMalayMalteseNorwegianPersianPolishPortugueseRomanianSerbianSlovakSlovenianSpanishSwahiliSwedishThaiTurkishUrduVietnameseWelshYiddish
Партнер
Олесь Бузина
Тема дня

Читайте також: Блоги журналистов

Трагедия над Сухуми: как сбивали грузинские самолеты

26.09.2018
31375357.jpg

Эти фpaзы извecтны всем. Но они искажены

26.09.2018
1537913950_hqdefault.jpg

Александр Дубинский: #дубинизмы: субъективные итоги 25 сентября

26.09.2018
1537911165_hqdefault.jpg

Шарий: Мураев, Еспресо, Бурбак и Дepипаска

25.09.2018
1537905073_maxresdefault.jpg

Ольга Шарий: Зачем Путин уничтожает улики своих преступлений?

25.09.2018
11506

Госдеп США объявил о своей поддержке автокефалии в Украине и потребовал "перестать вмешиваться"

25.09.2018
1537900512_hqdefault.jpg

Александр Семченко: Голосовать против Порошенко — это грех

25.09.2018
1537891670_hqdefault.jpg

Александр Дубинский: Как в «армії» Порошенко защищают военную тайну

25.09.2018
11504

40 нардепов потребовали от Порошенко отчитаться об офшорах, Липецкой фабрике и цене на уголь

25.09.2018
1537881375_maxresdefault.jpg

Руслан Коцаба: Злочин та покарання міністра Омеляна — чи вірите у правосуддя // Бліц-опитування для NewsONE

25.09.2018
1537888279_maxresdefault.jpg

Руслан Коцаба: Коли Крим і Донбас повернуться в Україну // Бліц-опитування для NewsONE

25.09.2018
11503

Спецпредставитель президента США по Донбассу Волкер сделал резкое заявление по томосу

25.09.2018